Церковь и власть – папство и империя

.

Отношение церкви и власти достаточно интересная тема: от любви до ненависти, как известно, один шаг. Первым ресурс христианской церкви оценил император Константин: Миланский эдикт (313) уравнял христианство с традиционными культами. Крещение императора сопровождалось красивой легендой о кресте в облаках. Однако на самом деле принятие Константином христианства имело более земные причины, прежде всего, политические: среди войска было много христиан – нужно было заручиться их верностью и поддержкой. Мать императора Елена была также христианкой. К концу IV в. сложился устойчивый тандем империя – церковь.

Римская империя была не только сильнейшим государством того времени, но и олицетворяла универсальную идею вселенской власти. Даже варварские королевства на территории бывшей Западной Римской империи признавали верховную власть Константинополя.
Долгое время в христианской церкви задавали тон восточные патриархи: константинопольский, иерусалимский, антиохийский, александрийский. Постепенно римские папы становились все более самостоятельной силой – в конце концов именно они держат ключи от рая… К тому же басилевсы больше занимались восточными специфическими проблемами: сдерживали экспансию ислама и распространение ересей, воевали с турками-сельджуками и пр. Но Рим был слаб в политическом и военном отношении. Выход вскоре был найден: возник союз франкских королей и пап. Папы духовно поддерживали королей, а те, в свою очередь, опекали Рим (защищали от лангобардов, сарацин, византийцев). В 800 г. король франков Карл Великий стал императором возрожденной Римской империи. Басилевсы повозмущались, но в итоге согласились. Таким образом, был нарушен принцип существования единой империи.
В состав империи Карла Великого вошли Северная (Карл захватил королевство лангобардов) и Центральная Италия. Союз Карла и римских пап олицетворял мощь Европы и был противовесом политике Константинополя. Потом этот союз распался, но юридически империю никто не упразднял.
Все изменилось в 919 г., когда в Германии утвердилась новая саксонская династия. Первый император династии Оттон I урегулировал внутригерманские проблемы, после чего решил захватить Италию. Во-первых, богатая страна была привлекательна как «налогооблагаемая» база; во-вторых, подчинение римского папы давало возможность управлять немецкими епископами, которые обладали громадной властью. В-третьих, север Италии юридически входил в империю (итальянцы, правда, об этом успели забыть).
Сначала была захвачена Ломбардия, а в 962 г. – Рим (поводом для похода на Рим стал призыв папы). Восстановилась империя Карла Великого (в меньшем объеме), Оттона короновал папа.
Этот поход на Рим был первым в череде «итальянских походов», которые стали навязчивой идеей немецких императоров и ужасом для итальянских городов.
Родилась следующая теория: император и папа равноправны, оба стоят во главе Священной Римской империи. Папа не имел реальной власти в своих владениях (в Риме заправляли бароны); императоры, занимаясь беспокойной Италией, запустили дела в Германии. Идея единой христианской империи не реализовалась…
В 1024 г. возникла новая династия – франконская. Папство пребывало в тяжелом положении; пока императоры решали свои «немецкие дела», папским престолом распоряжались местные бароны (дошло до того, что на папском престоле оказался 12-летний мальчик). Апофеозом стал одновременный понтификат трех пап. Это переполнило чашу терпения здоровых сил католической церкви: они пригласили императора Генриха III, провели собор трех пап, низложили и выбрали нового – немецкого епископа. В Италии императоры заручились поддержкой мелких феодалов. Наступил период, когда император назначал папами немецких епископов. Но, наведя в папстве относительный порядок, император, сам того не желая, усилил влияние пап. Развязка наступила при Гильдебранде (впоследствии папа Григорий VII; фамилия переводится как «пожар войны»). Он провел реформы, избавился от опеки императоров; в противовес немцам был заключен союз с норманнами, владевшими югом Италии. Латеранский собор (1059) реорганизовал выборы папы: отныне его выбирали только кардиналы, император лишь утверждал кандидатуру; подтвердил целибат (впрочем, добиться его соблюдения удалось только через несколько веков).
При Григории VII был принят «Диктат пап» – программа установления абсолютной папской власти. Папа – верховный суверен всех королей. Такая программа установления мирового господства не нашла понимания.
Борьба императоров и пап то разгоралась, то утихала. То Генрих IV босиком, в одной рубашке три дня стоял у ворот замка графини Матильды (в Каноссе), то папа бежал к норманнам в Калабрию. Норманны захватили и разгромили Рим, Григорий VII из замка Св. Ангела смотрел на очередной римский пожар и плакал.
Борьба пап и императоров велась не только силовыми, но и интеллектуальными методами. Оживились средневековые мыслители, которые получили двух мощных заказчиков, желавших сформулировать идеи мирового господства. Например, университет Болоньи получил привилегии от Фридриха I Барбароссы за то, что университетские юристы помогли обосновать претензии императора на Северную Италию. «Богу – боговo, кесарю – кесарево», императорская власть божественного происхождения – тезисы сторонников императоров. «Государь заключает договор с народом, и народ имеет право свергнуть его», верховенство же пап основано на Библии – тезисы сторонников пап.
В XII в. в отношениях императоров (новая династия Гогенштауфенов) и пап появился новый фактор – усилившиеся города. А с ними две партии – гибеллины и гвельфы.
Фридрих I Барбаросса, получив корону из рук папы, стал наводить в Северной Италии «новый порядок»: представителей городов собрали на Ронкальский сейм (около Пьяченцы) и пригласили юристов из Болоньи. Городам пришлось отстаивать свои права; признавались только права, подтвержденные императорскими грамотами. Фридрих оставил право назначать во все города своих чиновников – подест.
Ряд городов восстал: например, Милан выдержал двухлетнюю осаду, но в результате вынужден был сдаться. Город наказали: жителей депортировали (переселили в несколько деревень), а по рыночной площади провели борозду в знак того, что Милан не будет восстановлен.
В 1159 г. Фридрих Барбаросса не признал очередного папу – Александра III (личного врага императора) и назначил собственного. Александр III поддержал союз северо-итальянских городов – «Ломбардскую Лигу». Фридрих потерпел полное поражение от ополчения Лиги в битве при Леньяно (1176), а годом позже примирился с папой.
Следующий император Генрих VI владел Северной Италией и одновременно был королем Южной Италии и Сицилии. Его жестокость по отношению к подданным настроила итальянцев против германской династии. В 1198 г. понтификом стал Иннокентий III, при котором папство достигло зенита своего могущества. Он последовательно проводил идею верховенства папской власти. Теперь уже папа вмешивался в выборы императора. Иннокентий III восстановил Папскую область, добился вассальной зависимости нескольких королей.
Следующий акт драмы наступил при Фридрихе II: попытка прибрать к рукам североитальянские города, конфликт с папой, восстановление «Ломбардской Лиги». Фридриха несколько раз отлучали от церкви, он призывал всех государей Европы объединиться против папы римского.
Императоры династии Гогенштауфенов пытались укрепить свою власть в империи за счет итальянских владений, при этом им приходилось жертвовать своими полномочиями в самой Германии. В результате и Италия и Германия остались политически раздробленными. В 1254 г. династия Гогенштауфенов пресеклась, императорская власть потеряла свое значение. Пришедшая ей на смену династия Габсбургов практически не вмешивалась в итальянские дела. А папство быстро растеряло политический авторитет, в 1309 г. папа перенес резиденцию в Авиньон (подробнее про «авиньонское пленение» пап можно прочесть в путеводителе «Франция» серии «Вокруг света»).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.