Экстравагантные Демидовы, они же князья Сан-Донато

.

Демидовы, ставшие в Италии князьями Сан-Донато, не могли не поразить воображение жителей Апеннинского полуострова. Сказочное богатство, меценатство, благотворительность, страстные увлечения, наполеономания, взлеты и падения — все это внесло огромный вклад в сотворение мифа о «русских принцах», щедрых, артистичных и слегка сумасбродных.
В XIX веке, пожалуй, самой знаменитой русской семьей в Италии была семья Демидовых, получивших в Тоскане княжеский титул Сан-Донато. Это была очень богатая и весьма экстравагантная семья, приехавшая в Италию немного позднее Бутурлиных. В ней выделялся Анатолий Николаевич Демидов, младший сын Николая Никитича Демидова, русского посланника во Флоренции.


* * *
Впрочем, и Николай Никитич Демидов достоин того, чтобы сказать о нем несколько слов. Он родился в 1773 году и наследовал от отца восемь заводов. В шестнадцать лет он служил адъютантом при князе Г. А. Потемкине, в восемнадцать — уже был подполковником, приближенным ко двору императрицы. За свой счет он построил фрегат для Черноморского флота. Одновременно он продолжал горнозаводческое дело своих предков.
С 1810 года Н. Н. Демидов принял должность посланника во Флоренции.
В 1812 году на свои средства он сформировал и содержал целый полк, а в 1813 году подарил Московскому университету богатейшее собрание минералов, чучел животных и птиц — целую коллекцию (взамен сгоревшей в 1812 году), положившую начало университетскому музею естественной истории. В том же году он построил в Петербурге четыре чугунных моста.
В 1815 году Н. Н. Демидов уехал в Париж, но парижский климат оказался неподходящим для его слабого здоровья, и вскоре он перебрался в Рим, где снял для своей семьи и многочисленных домочадцев палаццо Рупсоли. Стендаль, который жил в те же годы в Риме, познакомился с Н. Н. Демидовым, и даже бывал у него. В своих «Прогулках по Риму» знаменитый французский писатель отозвался о Николае Никитиче как о человеке оригинальном, «богатом благотворителе, на счет которого кормилось много сотен бедняков и устраивались два приятных празднества в неделю».
В своем палаццо Рупсоли Н. Н. Демидов содержал труппу комедиантов, которым поручил играть один водевиль.
По несчастному совпадению один из персонажей водевиля назывался Сен-Леоном. Папой Львом XII это было воспринято как намек на Его Святейшество, и он приказал русскому миллионеру покинуть Рим, что явно не пошло на пользу городу, так как Н. Н. Демидов в это время задумал за свой счет осуществить грандиозный план раскопок Римского Форума.
В 1819 году Н. Н. Демидов переехал из Рима в Великое герцогство Тосканское. Он жил в Лукке, Пизе и, наконец, с 1822 года — в столице герцогства Флоренции.
Живя с тех пор почти постоянно во Флоренции, он, однако, не забывал заботиться о своих заводах, принимал меры к улучшению фабричной промышленности в России, развел в Крыму виноградные, тутовые и оливковые деревья. В 1819 году он пожертвовал на инвалидов 100 000 рублей, в 1824 году (по случаю наводнения в Петербурге) передал беднейшим жителям 50 000 рублей. Кроме того, на деньги Н. Н. Демидова в Петербурге в 20-е годы было открыто училище архитектуры, живописи и ваяния. Копии мировых шедевров для него он заказывал в Ватиканском музее.
Интересовался Н. Н. Демидов и сельским хозяйством. Из Франции он вывез лозы шампанского и бордоского винограда (он собирался выращивать его в своих крымских поместьях), из Испании — новую породу овец-мериносов.
Очень помогла Н. Н. Демидову в его начинаниях и выгодная женитьба на баронессе Елизавете Александровне Строгановой — наследнице громадных богатств знаменитого российского рода.
* * *
По свидетельству современника, в безмятежной Флоренции, «привыкшей принимать посольства и знаменитых путешественников», личность Н. Н. Демидова, «любителя любой изысканности и музыкального французского театра», произвела огромное впечатление. В те годы во Флоренции жило несколько богатых русских семей (Хитрово, Бутурлины, Орловы), но содержать в доме целую театральную труппу оказалось под силу только Н. Н. Демидову. Два раза в неделю он приглашал на французские спектакли местных русских аристократов. При этом его самого, тяжело больного, разбитого параличом, «перевозили из комнаты в комнату на креслах с колесами».
Н. Н. Демидов составил богатейшую картинную галерею, которую он собирал всю жизнь. В ней были полотна знаменитых итальянцев (Перуджино, Тициана и Тинторетто), испанцев (Веласкеса и Мурильо), французов (Пуссена и Делакруа), художников фламандской и голландской школ… Она была размещена в трех городах — во Флоренции, в Петербурге и в Нижнем Тагиле. Современники считали, что Н. Н. Демидов владел одним из самых богатых частных собраний в мире.
Граф Д. П. Бутурлин с некоторой иронией сообщал, что Николай Никитич зажил во Флоренции «владетельным князьком второй руки». А еще граф писал о Н. Н. Демидове:
«Нанимаемый им палаццо Серристори у моста Делле Грацие представлял собой пеструю смесь публичного музея с обстановкой русского вельможи прошлого века. Тут были французские секретари, итальянские конторщики, приживалки, воспитанницы. Сверх сего штата постоянно проживали у него бездомные игроки и паразиты… Здесь находилась и выставка малахитовых и других ценных вещей, а в саду — коллекция попугаев. Оба эти отделения были доступны флорентийским зевакам».
* * *
Н. Н. Демидов жил как князь. А потом он решил и впрямь стать князем. При наличии денег и необходимых знакомств это не составило труда. В 1825 году близ Флоренции он приобрел часть древнего аббатства Сан-Донато и отстроил там роскошный дворец. Потом он купил у своего промотавшегося приятеля титул князя Сан-Донато за два миллиона рублей (на это, кстати, Николай I сказал: «Пусть он там только и остается князем»). В Сан-Донато Н. Н. Демидов завел свою собственную гвардию в три тысячи человек, одел ее в особую форму. Между Флоренцией и Сан-Донато он пустил дилижансы для всех желающих посмотреть на сибирскую роскошь, перенесенную в Италию.
Заметим, что местная итальянская прислуга боялась и уважала Н. Н. Демидова, но в тайне считала, что дух Святого Донато рано или поздно отомстит еретику, приехавшему с севера, за осквернение святыни. Что касается монахов, то они возненавидели нового соседа и многие годы использовали любые возможности, чтобы выбивать из русского миллионера все новые и новые деньги. Неукротимые служители культа вредили Н. Н. Демидову и другими способами, они обливали по ночам его роскошные сады и клумбы химическими веществами, после чего все растения гибли. «Движение сопротивления» закончилось для них потерей монастыря.
* * *
По примеру Д. П. Бутурлина Н. Н. Демидов в 1822 году также устроил свою домовую церковь. На первом флорентийской жизни Демидовых, то есть до покупки Сан-Донато, они жили в палаццо Серристори, у стен которого впоследствии был установлен памятник Н. Н. Демидову. Церковь помещалась не в самом дворце, а в небольшом наемном помещении у моста Делле Грацие. Когда же Демидовы переехали в Сан-Донато, они выстроили там новый храм.
Первый постоянный священник Никольского храма в Сан-Донато, отец Платон Травлинский, приехал в 1857 году. С этого времени демидовский храм стал центром духовной жизни русских тосканцев.[1]
А вообще палаццо Серристори находился в квартале Сан-Никола за рекой Арно. Квартал этот был бедный, и Н. Н. Демидов развил и здесь бурную благотворительную деятельность. Ее размах поражал флорентийцев. Он основал и содержал до конца жизни приют для престарелых, аптеку, бесплатную начальную школу на 160 мальчиков из бедных семей. Для того чтобы школа не прекратила своего существования и после его смерти, он сдал в аренду городским властям два флигеля, примыкающих к палаццо Серристори с условием, что арендная плата пойдет на содержание школы.
* * *
После смерти Н. Н. Демидова благодарные флорентийцы в 1871 году поставили ему большой мраморный памятник. Памятник установлен на средства города, и стоит он вблизи демидовского приюта, на выходящей на набережную Арно уютной площади. Его поставил скульптор Лоренцо Бартолини. Н. Н. Демидов в центре композиции изображен в виде римского сенатора, обнимающего своего сына. Женская фигура, сидящая с лавровым венком у ног сенатора, символизирует Признательность населения Флоренции. По углам постамента — четыре статуи-аллегории: Природа, Искусство, Милосердие и… Сибирь — источник несметных богатств Демидовых (Сибирь единственная целиком одетая и в шляпе — образ холода).
Площадь, на которой стоит памятник, сейчас называется Piazza Demidoff (площадь Демидова). Это закономерно — здесь стоит палаццо, где он жил, тут же — школа, им основанная. Кстати сказать, для русского во Флоренции весьма патриотично назначать встречу не «у Давида», а «у Демидова».
Н. Н. Демидов умер в 1828 году. Своим двум сыновьям от брака с Е. А. Строгановой, умершей в 1818 году, Павлу и Анатолию (дочь Александра и сын Николай умерли в 1800 году), Н. Н. Демидов оставил наследство вдвое больше полученного им от своего отца.
* * *
Анатолий Николаевич Демидов родился в 1812 году во Флоренции.
В молодости он служил в Министерстве иностранных дел и состоял при русском посольстве сначала в Париже, затем в Риме и в Вене. После смерти отца он проживал почти постоянно близ Флоренции в своей роскошной вилле Сан-Донато, что страшно злило Николая I, всегда испытывавшего к нему живую антипатию.
Унаследовав от отца колоссальное богатство, чистый годовой доход с которого доходил до двух миллионов рублей в год, А. Н. Демидов в 1835 году основал во Флоренции несколько шелкопрядилен для обеспечения работой бедняков, которые, однако, к 1840 году прекратили свое существование, поглотив огромное состояние.
Собрание замечательных произведений живописи, ваяния, бронзы и разных других редкостей, доставшееся ему от отца, было так велико, что для размещения его в 1833 году в Санкт-Петербурге было заложено специальное здание на Васильевском острове.
А. Н. Демидов, по примеру отца, также был щедр на крупные пожертвования: он пожертвовал 500 000 рублей на устройство в Санкт-Петербурге дома призрения для трудящихся; вместе с братом Павлом Николаевичем он пожертвовал капитал, на который в Санкт-Петербурге же была устроена детская больница; при Академии наук в Санкт-Петербурге он учредил премию в 5000 рублей за лучшее произведение на русском языке; в 1853 году выслал из Парижа 2000 рублей на украшение церкви Демидовского лицея в Ярославле; пожертвовал в библиотеку лицея все свои издания и несколько других ценных французских книг; щедро покровительствовал ученым и художникам (между прочим, знаменитая картина «Последний день Помпеи» была написана К. П. Брюлловым по заказу Анатолия Николаевича). Заинтересованный в развитии горного дела в России, А. Н. Демидов в 1837 году снарядил за свой счет (она обошлась богачу-меценату примерно в 500 000 франков) научную экспедицию для изучения южной России и Крыма. В этой замечательной по своим важным результатам экспедиции приняло участие 22 человека, в том числе несколько выдающихся ученых и художников, во главе со знаменитым парижским профессором Фредериком Ле Пле.
Будучи страстным бонапартистом, А. Н. Демидов разыскивал по всей Европе всевозможные реликвии, связанные с Наполеоном, и даже учредил на острове Эльба первый из музеев, посвященных императору, купив там резиденцию Сан-Мартино, где тот жил в ссылке. Сейчас этот музей подарен Эльбе.
В этом своем увлечении А. Н. Демидов дошел до того, что даже женился на племяннице Наполеона Матильде Бонапарт, графине де Монфор. Она родилась в Триесте в 1820 году и была дочерью Жерома Бонапарта, младшего брата Наполеона и бывшего короля Вестфалии. Мамой Матильды была родная племяница императрицы Марии Федоровны, матери императора Николая I.
Свадьба А. Н. Демидова и принцессы Матильды Бонапарт имела место 1 ноября 1840 года, и она долгое время находилась в центре внимания флорентийского общества. Дело в том, что двадцатилетняя девушка была дамой весьма экстравагантной. Она воспитывалась в Риме и Флоренции и была известна своим вольным поведением, причем страсть к запретным ощущениям часто влекла ее к весьма сомнительным приключениям.
Несколько лет их совместной жизни были весьма бурными, и когда А. Н. Демидов избил свою супругу хлыстом, та обратилась с жалобой к императору Николаю I с требованием развода. Развод был разрешен в 1846 году при условии выплаты «достойной представительнице рода Бонапартов» огромной пенсии — примерно 200 000 франков в год. Отметим, что после развода Матильда прожила еще почти шестьдесят лет, и все это время она получала положенную пенсию с Нижнее-Тагильских заводов Демидовых. При этом, уехав в Париж, она прихватила с собой бриллианты, которые считались ее приданым, выданным ее отцом. На самом деле, денег у бывшего короля не было, и он продал эти бриллианты А. Н. Демидову за миллион франков накануне свадьбы дочери. Вернуть их назад не получилось.
Матильда со своим любовником Эмильеном де Нёверкерком обосновалась в Париже и открыла там литературный салон. Впоследствии Матильда стала любовницей своего кузена Луи-Наполеона Бонапарта, и вполне возможно, что золото Нижнее-Тагильских заводов помогло тому стать императором Наполеоном III.
Но А. Н. Демидов не унывал. С женщинами у него проблем не было (среди его дам сердца называют герцогиню Валентину де Дино, Марию Калержи, Эрнестину Дюверже, а также Фанни де Ларошфуко, которая даже якобы родила от него сына. Денег у него тоже было предостаточно, и он еще успел прославиться поддержкой искусств во Флоренции, где Демидовыми был основан музей и картинная галерея.
Унаследовав от отца страсть к коллекционированию, А. Н. Демидов создал собственную художественную коллекцию. Перестроенное им имение Сан-Донато он украсил полотнами Александра Декана, Поля Делароша, Эжена Делакруа, Ивана Айвазовского, Ричарда Бонингтона и других художников, смотреть на которые «съезжалась вся великосветская Италия».
Умер А. Н. Демидов в Париже в апреле 1870 года.
* * *
Старший брат А. Н. Демидова, Павел Николаевич Демидов, родившийся в 1798 году, скончался в 1840 году. После смерти Анатолия Николаевича имение Сан-Донато, княжеский титул и меценатские традиции семейства унаследовал его племянник Павел Павлович Демидов, родившийся в 1839 году. Двумя годами позже он купил бывшее имение рода Медичи «Виллу Пратолино», построенную еще в середине XVI века по проекту архитектора и скульптора Бернардо Буонталенти. Приведя ее в порядок, он поселился там, а имение Сан-Донато продал, распродав и значительную часть фамильной коллекции.
Этот человек окончил юридический факультет Петербургского университета, служил при министерствах иностранных и внутренних дел, потом стал Киевским городским головой и егермейстером царского двора, служил в посольствах в Париже и Вене. Из своих личных средств он пожертвовал на пенсии, стипендии и другие пособия в России более миллиона рублей. За заслуги государь российский утвердил за ним титул князя Сан-Донато.
Одно из благодеяний П. П. Демидова увековечено на фасаде кафедрального собора Флоренции. Глядя на сверкающую на солнце бело-зеленую громаду Санта-Мария-дель-Фьоре, трудно представить, что относительно недавно ее фасад был из необработанного камня: в Средневековье у горожан не хватило средств на достройку собора. В середине XIX века отцы города призвали всех состоятельных флорентийцев к пожертвованиям на новый, мраморный фасад. Больше всех выделил П. П. Демидов, за что и увидел потом свой герб на самом почетном месте — справа от главного входа. Кстати, княжеский герб вместе с титулом итальянские Демидовы получили из рук местных правителей, поэтому в нем соединилось уральское кайло и геральдическая лилия Флоренции.
П. П. Демидов умер в 1885 году.
* * *
После смерти Павла Павловича «Вилла Пратолино» была унаследована его женой Еленой Петровной (урожденной княжной Трубецкой). Распорядителем хозяйства стал старший сын Елим Павлович Демидов, родившийся в 1868 году. В декабре 1891 года ему было разрешено пользоваться пожалованным отцу титулом князя Сан-Донато, но лишь в пределах Итальянского королевства.
Последняя итальянская Демидова — Мария Павловна (в замужестве Абамелек-Лазарева) — скончалась в 1955 году бездетной. Она была щедрой благотворительницей, так как сохранила капиталы своей семьи. Ее переписка сохранилась и находится в городском архиве Флоренции. В этой переписке есть целые списки обездоленных русских в разных городах Италии, которым она давала деньги. Все свое имущество она оставила племяннику — князю Павлу Карагеоргиевичу Югославскому. Тот в 1969 году продал «Виллу Пратолино» со всем ее убранством и демидовскими фамильными реликвиями на аукционе «Сотбис», и после разных перипетий оно нашло своего нынешнего хозяина — Флорентийскую провинцию, то есть районную администрацию.
«Виллу Пратолино» и парк площадью 155 гектаров новые хозяева решили превратить в общественный парк-музей «Вилла Демидофф». Он и появился на высоких холмах Болонской дороги, в десяти километрах от Флоренции. На огромной территории парка находится множество памятников разных эпох. П. П. Демидов сохранил и даже отреставрировал старые постройки еще времен Медичи. Одновременно в центре парка он установил памятник своему деду Н. Н. Демидову. Это — копия работы Лоренцо Бартолини, а оригинал находится во Флоренции, рядом с палаццо Серристори.
Несколько лет назад итальянскую общественность взволновало громко объявленное намерение российского правительства вернуть свою зарубежную собственность. В кем-то составленных совершенно абсурдных списках значилась и «Вилла Демидофф». После этого осторожные итальянцы, дабы не тревожить аппетиты России, постановили «Виллу Демидофф» переименовать в «Виллу Медичи». Впрочем, все во Флоренции продолжают называть ее по-старому.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.