Миллионщик из народа Степан Рябушинский

.

Революция лишила Рябушинских родины и разбросала по миру. Эмиграция, изгнание были наиболее естественным выходом для людей с такой одиозной фамилией.
Как известно, Рябушинские — это знаменитый род купцов и предпринимателей, выходцев из деревни Ребушки, что неподалеку от города Боровска Калужской губернии, где они носили фамилию Стеколыциковы. Перебравшись в Москву, основатель династии Михаил Яковлевич, родившийся в 1786 году, выхлопотал себе новую фамилию по названию родной деревни и записался в московское купечество.

Павел Михайлович Рябушинский
Истовый старообрядец, «хозяйственный мужик», близкий рабочему люду, переживший разорение и нашествие Наполеона, он все же смог упорным трудом накопить денег и приобрести несколько мануфактур, на которых он сам часто работал мастером. Своим наследникам он оставил капитал в два миллиона рублей — неслыханные по тем временам деньги!
Михаил Яковлевич был женат на Евфимии Степановне Скворцовой, от которой имел сыновей Павла, Ивана и Василия. После смерти основателя династии в 1858 году и смерти братьев фамильное дело, начинавшееся как текстильное и быстро ставшее многоотраслевым, перешло к Павлу Михайловичу Рябушинскому.
Павел Михайлович принимал активнейшее участие в жизни своего сословия: избирался в члены Московской городской думы, коммерческого суда и был выборным Московского биржевого общества. Большое внимание в семье уделялось и благотворительной деятельности: во время голода 1891 года Рябушинские построили на свои деньги ночлежный дом и бесплатную народную столовую, которая могла принять до тысячи человек в день.
Первым браком П. М. Рябушинский был женат на Анне Семеновне Фоминой (внучке старообрядческого священника И. М. Ястребова), от которой родилось шесть дочерей и сын, умерший во младенчестве.
В 1870 году П. М. Рябушинский женился вторым браком на Александре Степановне Овсянниковой, дочери петербургского миллионера-хлеботорговца, от которой он имел шестнадцать детей (до совершеннолетия дожили восемь сыновей и пять дочерей).
Вихрь Октябрьской революции искалечил судьбы не одной русской семьи. Вот и Рябушинские, начинавшие с нуля и всего достигшие своим трудом, процветающие и успешные, после 1917 года вдруг стали символом отечественной буржуазии, «проклятыми эксплуататорами», своего рода синонимом, так сказать, «антинародной сущности российского предпринимательства». В результате вынужденная эмиграция стала для них единственным спасением от нападок и обвинений нового режима.
Павел Михайлович, слава Богу, не дожил до этого безобразия, он умер в 1899 году. А вот его детям пришлось жить в эмиграции. Так, например, во Франции умерли видный промышленник, финансист и политический деятель Павел Павлович Рябушинский (в 1924 году), литератор Владимир Павлович Рябушинский (в 1955 году) и профессор Сорбонны Дмитрий Павлович Рябушинский (в 1962 году). Их брат Николай Павлович, не имевший склонности к торгово-промышленным делам и ставший художником, умер в Ницце в 1951 году.
* * *
Степан Павлович Рябушинский, родившийся в 1874 году, эмигрировал в Италию.
После окончания Московской практической академии коммерческих наук он управлял торговой частью семейной фирмы — «Товарищества П. М. Рябушинского с сыновьями», был одним из совладельцев «Банкирского дома братьев Рябушинских», с 1912 года — членом совета созданного на его основе Московского банка, а в 1916 году стал одним из учредителей «Товарищества Московского автомобильного завода (АМО)» (ныне это Автозавод имени Лихачева).
Вторым основателем первого московского автозавода стал его старший брат Сергей Павлович Рябушинский, который также окончил Практическую академию коммерческих наук, а еще ткацко-красильную школу в Германии, став управляющим семейной текстильной фабрикой в Вышнем Волочке.
Средства на строительство автозавода были выделены правительством после начала Первой мировой войны. Для руководства проектированием и строительством братья в 1915 году пригласили Дмитрия Дмитриевича Бондарева, ранее заведовавшего автомобильным отделом Русско-Балтийского вагонного завода. 27 февраля 1916 года был заключен Генеральный договор между Главным военно-техническим управлением и «Торговым домом Рябушинские, Кузнецов и К°» на изготовление 1500 грузовых автомобилей марки «FIAT». При этом Сергей и Степан Рябушинские обязались построить завод к 7 октября 1916 года, а первые 150 полуторатонных грузовиков F-15 выпустить к марту 1917 года.
Трудности военного времени и слабость станкоинструментальной базы страны сорвали планы строительства завода в намеченные сроки. Тем не менее братья Рябушинские закупили в Италии комплекты автомобилей F-15, что обеспечило сборку 472 грузовиков в 1917 году (в 1918 году их было выпущено 779 штук, а в 1919 году — 108 штук). Однако завод до конца достроен не был. Виною тому стали Октябрьская революция и Гражданская война. Национализация недостроенного завода, имевшая место в августе 1918 года, зафиксировала экспроприацию собственности акционеров АМО. После этого недостроенное предприятие, по сути, превратилось в несколько мастерских, где ремонтировались автомобили и другая техника.
Понятное дело, что после такого поворота событий братья эмигрировали из России и стали заниматься управлением делами своих заграничных предприятий.
* * *
Степан Павлович Рябушинский кроме работы на семейных предприятиях и управления ими был еще и членом Московского автомобильного клуба и имел один из первых в России собственные автомобили. Но помимо этого он еще был активным членом старообрядческой общины и собирал иконы. Рябушинские всегда были глубоко верующими людьми, и вера в Бога передавалась в этой семье из поколения в поколение как наивысшая ценность. Даже в тяжелые времена, когда по указу императора Николая I, боровшегося с раскольниками, старообрядцев не принимали в купеческую гильдию, а их детям грозила двадцатипятилетняя рекрутчина, Рябушинские остались непреклонны, в то время как многие купеческие семьи не выдержали давления и вышли из раскола. Полное уравнение в правах с официальной церковью старообрядцы получили только в 1905 году после манифеста Николая II от 17 апреля «Об укреплении начал веротерпимости».
Итак, Степан Павлович Рябушинский вошел в историю не только как предприниматель и меценат, но и как коллекционер, собиравший иконы «старого письма» как для собственного собрания, так и для передачи в старообрядческие храмы. Одним из первых он начал реставрировать иконы и доказал их художественно-историческую значимость. Коллекция икон С. П. Рябушинского (наряду с собраниями художника И. С. Остроухова и коллекционера А. В. Морозова) считалась одной из лучших в России. Во многом благодаря Степану Павловичу, началось планомерное научное изучение икон и были открыты многие шедевры иконописи. Именно он организовывал выставки иконописи, в том числе и знаменитую «юбилейную» выставку, приуроченную к 300-летию Дома Романовых в 1913 году. Он даже собирался открыть в своем московском особняке на Малой Никитской улице (ныне это здание музея М. Горького, который жил в этом доме в 30-е годы), построенном в 1900–1902 годах архитектором Ф. О. Шехтелем, музей иконы. Вероятно, для этой цели предназначались комнаты на втором этаже, стены которых были обтянуты кожей.
Строительство роскошного особняка на Малой Никитской началось летом 1900 года. Улица эта в те годы выглядела весьма провинциально: невысокие деревянные или каменные дома, куры, гуляющие по булыжной мостовой… Чтобы разместить здесь городскую усадьбу с изысканным домом, внутренним двором и службами, требовался опытный архитектор, способный принимать неординарные решения. Заказ на строительство получил Федор Осипович Шехтель, считавшийся самым ярким и плодовитым мастером стиля модерн в России.
Уже к 1902 году работы по строительству были завершены, и роскошный особняк сразу же стал достопримечательностью. Главной изюминкой дома стала парадная лестница холла, выполненная в форме мраморной волны, с люстрой-медузой и зеленоватыми стенами, имитирующими морскую стихию.
* * *
После революции 1917 года Степан Павлович с женой и дочерью переехал в Милан, где основал текстильное производство.
Его собрание икон поступило в Государственный музейный фонд. Многие иконы были распроданы или просто пропали. Особняк на Малой Никитской перешел во владения города и принадлежал попеременно Наркомату по иностранным делам, Государственному издательству, психоаналитическому институту, детскому саду. За эти годы были утрачены мебель и осветительные приборы, выполненные по эскизам Ф. О. Шехтеля, разрушена вентиляционная система и разобран уникальный камин из каррарского мрамора, находившийся в столовой.
Но в 1931 году у особняка появился новый хозяин — Максим Горький, вернувшийся из Италии. Уникальные витражи, паркет из ценных пород дерева, живописные потолки, роскошные люстры, лепнина — все это не понравилось «певцу российской революции». Его отзыв об особняке поражает: «Величаво, грандиозно, улыбнуться не на что».
Тем не менее М. Горький прожил в доме Рябушинских всю оставшуюся жизнь, до 1936 года, а в мае 1965 года стараниями невестки писателя Надежды Алексеевны здесь был открыт мемориальный музей писателя.
Как видим, революция уничтожила многое из того, что сделал С. П. Рябушинский. На его великолепном доме сейчас висит мраморная доска, на которой золотыми буквами написано, что здесь жил М. Горький. На другой доске даже отмечено, что в этом доме пролетарский писатель встречался с приезжавшим в СССР Роменом Ролланом. Никаких указаний на истинного хозяина и его заслуги перед Россией нет.
Сам же Степан Павлович Рябушинский, известнейший российский предприниматель, банкир, коллекционер, один из представителей славной династии Рябушинских, свято веривший, что к пятидесятым годам XX века Россия призвана стать первой и богатейшей индустриальной державой мира, умер в далеком Милане в 1942 году.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.