В. А. Сумбатов

.

Сумбатов — оригинальный и подлинный поэт. С одной стороны, он связан с традициями русской эмигрантской лирики, с другой — стремится преодолеть в образах, темах, концепциях эти традиции и возродить формы поэзии мысли.
Вслед за представителями аристократии и военными в 20-е годы XX века за границу уехало множество деятелей культуры России — философов, ученых, художников, писателей и поэтов. В частности, в Италию перебрался поэт, переводчик и художник князь Василий Александрович Сумбатов.


Князь Василий Александрович Сумбатов (в некоторых источниках он ошибочно назван Василием Алексеевичем), потомок древнего грузинского рода, родился в 1893 году в Санкт-Петербурге. Свое образование он начал в Пажеском корпусе, но после смерти отца покинул это заведение, переехал в Москву к тетке и продолжил ученье в Дворянском пансионе.
Как только началась война, князь В. А. Сумбатов пошел добровольцем на фронт. С 1914 года он находился в действующей армии и был отмечен боевыми наградами (орденом Михаила Архангела и Георгиевским крестом). На войне он был ранен и отправлен в госпиталь в Царском Селе. По выздоровлении он был командирован в свой родной Пажеский корпус для прохождения офицерских курсов. Окончив курсы, В. А. Сумбатов вновь вернулся на фронт, в Елизаветградский полк, и его снова ранило, на этот раз очень тяжело. После этого ранения князь долго лежал в госпитале в Киеве.
В Москву В. А. Сумбатов вернулся уже в самый разгар революции, и никого из своих там не нашел. Вскоре он женился на дочери директора 4-й мужской гимназии. Ее звали Елена.
Боевому офицеру, представителю княжеского рода нечего было делать в большевистской России, и в 1919 году Сумбатовы эмигрировали в Италию, и это спасло им жизнь.
* * *
Сначала они обосновались в Риме, где прожили ровно сорок лет.
В 20-е годы семья Сумбатовых очень нуждалась. Князь зарабатывал тем, что делал художественные миниатюры. Потом он выиграл конкурс на право работы миниатюристом в Ватикане и стал оформлять папские грамоты. Но когда его работодатели узнали, что он не исповедует католичество, они потребовали, чтобы он срочно изменил вероисповедание. Несмотря на то что работа в Ватикане была хорошо оплачиваемой, а семья остро нуждалась, князь наотрез отказался исполнить предъявленные условия и сохранял приверженность православию до последнего часа.
Долгие годы В. А. Сумбатов старался выживать в Италии искусством: он играл в разных исторических фильмах, которые ставились в Риме между двумя мировыми войнами, где ему давали роли русских офицеров, был консультантом по военным формам, когда ставились фильмы из русской жизни, рисовал костюмы для театра и кино. Когда становилось совсем трудно, князь подрабатывал, служа в русском книжном магазине.
Именно в эмиграции В. А. Сумбатову удалось существенно улучшить уровень своего поэтического искусства.

Микеланджело Буонаротти
Начнем с того, что он много занимался переводами итальянских, немецких и английских поэтов. Ему особенно нравились сонеты (он и сам безусловно был мастером этой формы). Известен, в частности, его перевод сонета Микеланджело Буонаротти, выполненный в 1928–1929 годах:

Преодолев житейское волненье,
Моя ладья к той пристани пришла,
Где счет ведут делам добра и зла,
Где смертных ждут награда и мученье.
Я понял все: искусству поклоненье,
И славы блеск, и пошлой страсти мгла,
И все, к чему мечта меня влекла, —
Все было бред, обман и заблужденье…

Переводил В. А. Сумбатов и других поэтов: Джакомо Леопарди, Джозуэ Кардуччи, Джованни Пасколи, Габриэле д'Аннунцио, Перси Биши Шелли и др.
Писал князь и свои стихи (он начал это делать с двенадцати лет). Его первый поэтический сборник «Стихотворения», включавший стихотворения различных жанров и тематики, написанные им в отрочестве, вышел в свет в Мюнхене в 1922 году.
Известный писатель и журналист А. М. Ренников (Селитренников), эмигрировавший в 1920 году, писал, что в этой книге «вылилась бесконечная тоска по покинутой, страдающей родине, духовная боль о ее муках, молитвы о ее возрождении и мечты неясные, но дорогие сердцу о ее прошлом, утраченном ею довольстве и покое». Далее он отмечал, что «автор — любящий Россию русский человек, который всегда, в каком бы чудном краю он ни был, будет думать о родной, русской земле».
В первом сборнике В. А. Сумбатова много стихов исторического и гражданского стиля, например, есть поэма «Без Христа», посвященная революции, где очень видно, что поэт одно время находился под влиянием Александра Блока. Вслед за Блоком В. А. Сумбатов стремился передать дух эпохи, ее нравственно-психологическое состояние, настроения воюющих людей, грубое самодовольство новых хозяев жизни, а также споры на религиозные темы, которым сопутствует расправа над священником, пришедшим помолиться над телами убитых офицеров.

… Ведь вчера Христа распяли…
Мало в этом мне печали!
Мне Евангелье не суй!
Сам Христос твой был буржуй,
Жил всегда на всем готовом…
Он своих учений словом
И запрятал весь народ
Под владычество господ!
Уж свобода, так свобода!
Бог — отрава для народа,
И с твоим, гляди, Христом
Вновь очутишься рабом!..

Профессор Пизанского университета, председатель Итальянского общества славистов Стефано Гардзонио пишет:
«По содержанию поэма — это и есть ответ-отзыв Блоку, что подтверждает и само ее название, которое прямо противостоит блоковскому заключительному двустишию: В белом венчике из роз / — Впереди — Иисус Христос».
К сожалению, стихи В. А. Сумбатова мало известны в России, а ведь они полны подлинных переживаний вынужденного покинуть родину человека, полны чувств и выполнены мастерски. Путь, выбранный Россией, В. А. Сумбатов считает трагедией, трагедией мучительной, но неизбежной. Поэт пишет:
«Мать-родина есть (для меня) совокупность всех русских людей с их мыслями, словами и делами; нет человека, который не грешил бы, значит, и совокупность людей не безгрешна. А мешать веру и любовь с кровью — это специфически-русская черта, красной нитью проходящая через всю русскую историю до наших дней. Сколько преступлений было совершено, сколько крови пролито во имя любви к ближним, во имя чистой веры!»
* * *
Не имел особого успеха первый поэтический сборник В. А. Сумбатова и за рубежом. А потом началась война, и стало не до стихов. Во время Второй мировой войны, кстати, Сумбатовы принимали участие в деятельности римского подполья, помогали вызволять из лагерей русских заключенных и размещать их в Италии, однако об этой стороне их деятельности мало кому известно (недаром же говорят, что знаменитость — это человек, который всю жизнь кладет на то, чтобы добиться известности, а князю В. А. Сумбатову это было совершенно чуждо).
* * *
Второй поэтический сборник В. А. Сумбатова «Стихотворения» вышел в Милане уже в 1957 году. В нем немало стихотворений, посвященных христианским праздникам и событиям: «Апрель», «Вербная суббота», «Великим постом».
Критик и поэт Юрий Трубецкой написал об этом сумбатовском сборнике:
«Читая его стихи, невольно вспоминаешь таких поэтов, как Фет, даже Случевский. Иногда поэтов пушкинской поры».
Стефано Гардзонио развивает эту мысль:
«Его творчество глубоко пронизано русской поэзией XIX века от Пушкина до Лермонтова и Тютчева… Одновременно в стихах Сумбатова явно различимы отзвуки поэзии модернизма — от музыкального стиха Константина Бальмонта, не без некоторой присущей ему шаблонности, до поэзии Александра Блока».
В 1959 году Сумбатовы переехали из Рима к старшей дочери в Больцано, а затем переселились в Ливорно. Там, в провинции, В. А. Сумбатов работал над своим самым интересным и трогательным (последним) поэтическим сборником, который называется «Прозрачная тьма». Он вышел в свет в Ливорно в 1969 году. Отметим, что название этого сборника возникло не случайно. Дело в том, что после тяжелого ранения князь был, по сути, инвалидом и видел лишь одним глазом. В 1964 году, после неудачной операции на единственном зрячем глазу, он почти полностью ослеп, но зато, как любят говорить литературоведы, это обострило его внутреннее художественное видение.
Стихи для сборника «Прозрачная тьма» В. А. Сумбатов писать уже не мог, он диктовал их жене.

Яснее вижу в темноте
Все, что когда-то видел в свете,
Но впечатления не те
Теперь дают картины эти.
Как будто был я близорук,
И мне теперь очки надели, —
Все так отчетливо вокруг,
Все так, как есть на самом деле,
И даже больше, — суть идей
И чувств теперь я глубже вижу,
Кого любил — люблю сильней
И никого не ненавижу.

Стефано Гардзонио пишет:
«Представители русской эмиграции, с одной стороны, готовились или просто надеялись возвратиться на родину, а с другой, они стремились ассимилироваться, интегрироваться в культуру принимавшей их страны». Удавалось это не всем и не всегда.
Князь В. А. Сумбатов, русский поэт, сохранил глубоко в душе любовь к родине («Ты со мной неотступно всегда и везде…»). Тема изгнания и ностальгии по родине особенно под конец жизни не оставляла его, о чем говорят его стихотворения:

В струях Тибра мне видятся волны Невы,
Петербургских дворцов отраженья,
В дальних звонах я благовест слышу Москвы,
Переливы церковного пенья…

Или вот еще:

Легко сказать: Бодрись!
Легко сказать: Забудь!
А если круто вниз
Сорвался жизни путь?
А если я — изгой?
А если я — один?
А если я грозой
Снесен с родных вершин?
Ведь нет подняться сил,
Ведь сломано крыло,
Ведь я не позабыл,
Как наверху светло!

Умер В. А. Сумбатов 6 июля 1977 года в так и не ставшем ему родным Ливорно. Стихотворение «Памяти поэта», написанное незадолго до смерти, стало неким подведением итогов целого поколения русских людей, писавших по-русски далеко от России. Вот имена лишь немногих из них: Вячеслав Иванов (умер в Риме в 1949 году), Георгий Эристов (умер в Милане в 1977 году), Михаил Лопатто (умер во Флоренции в 1981 году)…

Вынесли гроб отпетого,
Зароют в землю потом…
Жил-был поэт — и нет его,
И вянут цветы под крестом...
Книжка стихов останется
И долго еще будет жить, —
К ней от могилы тянется
Бессмертия хрупкая нить.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.