Белая гвардия

.

Когда весной 1919 года красные подошли к Крыму, поняли мы, что это конец… Весть о близком отъезде императрицы и Великого князя Николая разлетелась со скоростью света и вызвала колоссальную панику. Люди просились также уехать. Но один военный корабль не мог вместить тысячи и тысячи граждан, бежавших от большевистской пули.

Волна массовой эмиграции, последовавшая вслед за революцией и Гражданской войной, разными путями привела в Италию большое количество офицеров белой армии. В их числе можно назвать генерал-лейтенантов князя М. М. Кантакузена и барона А. И. Сталь фон Гольштейна, генерал-майоров В. Т. Матвеева, К. Т. Калиновского, Б. А. Подымова, Н. Е. Курлова и К. М. фон Вольфа, полковников князя AM. Волконского и графа Д. С. Шереметева, капитанов 1-го ранга О. А. Щербачева и Д. В. фон Дена и др.
Многие из них потом перебрались в другие страны, но и на территории Италии сейчас похоронено немало представителей Белой гвардии. В их числе можно назвать генерал-майоров И. П. Астахова, Н. А. Врагнеля, Н. П. Ферзена и П. П. Богаевского, контр-адмирала Л. Л. Иванова и некоторых других. Но, пожалуй, самыми известными русскими военачальниками, жившими после революции и умершими в Италии, являются генерал-лейтенант и командующий Московским военным округом князь Феликс Феликсович Юсупов и генерал-от-кавалерии и активный масон Василий Иосифович Ромейко-Гурко.
* * *
Князь Феликс Феликсович Юсупов, граф Сумароков-Эльстон, праправнук М. И. Кутузова и внук прусского короля, родился в Петербурге в 1856 году.
Его отец — Феликс Николаевич Эльстон, родившийся в 1820 году, по слухам, был внебрачным сыном Фридриха-Вильгельма IV Прусского. Женившись на Елене Сергеевне Сумароковой, единственной дочери графа Сумарокова, он получил право именоваться графом Сумароковым-Эльстоном (от этого брака родилось семь детей, в том числе сын Феликс).
Феликс Феликсович учился в Пажеском корпусе (не окончил), в 1876 выдержал офицерский экзамен при Чугуевском пехотном юнкерском училище, стал корнетом, а потом был выпущен в Одесский уланский полк. В 1877–1878 гг. он был участником войны с Турцией, в 1879 году был прикомандирован к Кавалергардскому полку.
В 1882 году он женился на княжне Зинаиде Николаевне Юсуповой, дочери князя Николая Борисовича Юсупова, именуемого в родословии «младшим» (в отличие от легендарного деда, князя Николая Борисовича Юсупова, ставшего одним из самых заметных персонажей в истории Российской Империи в период от Екатерины Великой до Николая I).[4]
Князь Н. Б. Юсупов-младший долгое время жил в Европе, где он выполнял дипломатические поручения императора. По возвращении в Россию он женился на графине Татьяне Александровне Рибопьер. У четы Юсуповых родились красавицы дочери Зинаида и Татьяна.
Николай Борисович сделал блестящую придворную и статскую карьеру. Свободное время он отдавал музицированию и композиции, обладая незаурядным дарованием в этой области искусства. Н. Б. Юсупов состоял почетным членом Парижской консерватории, Римской музыкальной академии, Мюнхенского художественного общества, много средств направлял на благотворительность и меценатство, особенно после кончины своей супруги и младшей дочери Татьяны.
Дочь князя Н. Б. Юсупова-младшего Зинаида, родившаяся в 1861 году, своей редкой красотой и потрясающими душевными качествами выделялась из плеяды знаменитых красавиц знатного сословия.
Зинаида Николаевна и природой, и судьбой была одарена чрезвычайно щедро. Она была хорошо образована, привыкла к обществу людей науки, культуры, неплохо разбиралась в философии. К наследнице фантастических богатств предков сватались представители знатнейших родов Европы, но ее избранником стал простой граф Ф. Ф. Сумароков-Эльстон. Отец Зинаиды был в ужасе, но дочке перечить не решился.
После смерти отца, последовавшей в 1891 году, Зинаида Николаевна стала единственной представительницей рода, и граф Ф. Ф. Сумароков-Эльстон получил разрешение именоваться князем Юсуповым, графом Сумароковыми-Эльстон. При этом император Александр III, удовлетворяя эту просьбу, постановил, что титул князя Юсупова в дальнейшем должен переходить только к старшему из сыновей.
Но судьба распорядилась иначе — князем Юсуповым стал младший из сыновей Зинаида Николаевны и Феликса Феликсовича, причем прославленный убийца Г. Е. Распутина оказался последним в роде — у него была только дочь и внучка.
* * *
Судьба, можно сказать, не благоволила красавице Зинаиде Николаевне. Двое ее детей умерли в младенчестве, а старший сын Николай, родившийся в 1883 году, погиб на дуэли из-за какой-то пустой особы.
Николай и Феликс, родившийся четырьмя годами позже брата, оба окончили Оксфордский университет. Николай накануне своего 26-летия полюбил женщину, Марию Мантейфель (урожденную Гейден), муж которой, граф Арвид Мантейфель, вызвал его на дуэль и… убил. Дуэль состоялась в Петербурге на Крестовском острове в июне 1908 года, в имении князей Белосельских-Белозерских. Николай оба раза выстрелил в воздух… Погребен был князь Николай Феликсович Юсупов в подмосковном Архангельском, а княжеский титул перешел к его младшему брату Феликсу.
Потрясенные родители, похоронив старшего сына, построили в Архангельском храм-усыпальницу, где должны были находить последний приют князья Юсуповы. Храм возводил известный московский зодчий Р. И. Клейн, но грянула революция, и храм так никогда и не принял под свои своды ни одного захоронения…
После гибели старшего сына Зинаида Николаевна почти полностью посвятила себя благотворительности. Она оказывала материальную помощь приютам и женским гимназиям, школам, церквям и столовым для голодающих. В 1883 году она выделяла пожертвования для семей черногорцев. В архиве Юсуповых сохранилась ее переписка с Великой княгиней Елизаветой Федоровной, внучкой английской королевы Виктории и старшей сестрой императрицы Александры Федоровны, также известной благотворительницей.
За свою патриотическую деятельность Зинаида Николаевна была награждена дипломами и благодарственными письмами многих обществ и учреждений, в том числе «Общества ревнителей русского исторического просвещения в память императора Александра III», Российского общества Красного Креста и Елизаветинского благотворительного общества. Зинаида Николаевна была членом комитета по устройству музея изящных искусств в Москве и пожертвовала 50 000 рублей на сооружение Римского зала, который когда-то носил ее имя.
* * *
А тем временем Феликс Феликсович благодаря женитьбе на последней представительнице рода Юсуповых стал не только самым богатым, но и одним из самых знатных дворян в России. Он имел более 250 тысяч десятин[5] земли в семнадцати имениях, пять заводов, доходные дома, дворцы и прочее, прочее, прочее.
Еще в 1886 году он был простым адъютантом московского генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича, а в 1898 году он уже стал полковником, в 1904 году — командиром Кавалергардского полка, в 1905 году — генерал-майором, с октября 1908 года по декабрь 1911 года — командиром 2-й бригады 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. В 1915 году он стал командующим Московским военным округом и Главноначальствующим над Москвой.
Черной страницей его правления в Москве стали майские беспорядки 1915 года. В канцелярию московского генерал-губернатора тогда хлынул поток писем от владельцев предприятий и частных лиц с просьбами компенсировать причиненный материальный ущерб, составивший довольно солидную сумму.
В связи с этими событиями 29 мая 1915 года в Москве был введен комендантский час (с десяти часов вечера и до пяти часов утра жителям без специальных пропусков запрещалось появляться на улицах). Ф. Ф. Юсупов принимал меры, исключавшие возможность повышения цен на продукты первой необходимости, налагавшие запрет на изготовление и реализацию алкогольных напитков и спиртосодержащих препаратов.
Осенью 1915 года в связи с поражением царских войск на фронте, тяжелым материальным положением населения и роспуском Государственной думы обстановка в Москве еще более накалилась, и даже произошли кровопролитные стычки рабочих с полицией. 10 сентября 1915 года в Москве было объявлено военное положение. В этих условиях потребовалась более жесткая рука, и Ф. Ф. Юсупов был «отчислен от занимаемой должности по прошению». При этом ему в мае 1916 года был присвоен чин генерал-лейтенанта.
* * *
Судьба младшего сына Феликса, его поступки, эпатирующие общество, и его репутация легкомысленного повесы очень беспокоили Феликса Феликсовича и Зинаиду Николаевну.
Феликс с детства слыл необычным мальчиком. Он был удивительно красив, обладал великолепным голосом, окончил Пажеский корпус и престижный Оксфордский университет. А еще в юные годы он любил наряжаться в женские платья и слыл бисексуалом. Говорят, что одно время он даже выступал, переодевшись певичкой, в одном модном ресторане. Кто-то из родственников якобы узнал его по фамильным драгоценностям, и произошел грандиозный семейный скандал.
Во время войны Ф. Ф. Юсупов-младший не был призван на военную службу. Оставаясь в Петрограде, он продолжил ковать себе славу прожигателя жизни.
Желание сына остепениться и вступить в брак было воспринято родителями с огромной радостью. Княжна императорской крови Ирина Александровна была блестящей партией для потомка знатного рода Юсуповых. Родители новобрачной — Великий князь Александр Михайлович Романов (внук императора Николая I) и Великая княгиня Ксения Александровна (дочь императора Александра III) содействовали заключению этого брака.
А 21 марта 1915 года в старинном петербургском доме на Мойке родилась Ирина Феликсовна Юсупова. Крестными родителями девочки стали император Николай II и вдовствующая императрица Мария Федоровна. Новорожденная княжна стала последним отпрыском рода Юсуповых, появившимся на свет на русской земле.
Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова, умная, обаятельная и честная женщина, относилась к числу открытых противников Григория Распутина. По этой причине императрица удалила ее из круга своих близких знакомых, несмотря на то что они приятельствовали много лет.
А 17 декабря 1916 года Феликс Юсупов-младший вместе со своим приятелем Великим князем Дмитрием Павловичем и черносотенцем Владимиром Пуришкевичем избавил Россию от «ненавистного старца» Григория Распутина. Императрица требовала расстрелять Феликса, но царь отправил его в ссылку в имение Ракитное Курской губернии под негласный надзор полиции.
В конце марта 1917 года семья вернулась в Петроград, и вскоре обе четы Юсуповых — старшая и младшая — покинули тревожную столицу, чтобы найти убежище в своих крымских имениях.
О Юсуповском дворце в Крыму, в местечке Кореиз, хотелось бы сказать особо. Первоначально дворец и имение принадлежали Анне Сергеевне Голицыной (урожденной Всеволжской). Она назвала свое имение «Новый Свет». В начале 1880 года Ф. Ф. Юсупов-старший приобрел имение, а с 1909 года семья начала заниматься его реконструкцией, в которой Ф. Ф. Юсупов-младший принимал самое деятельное участие. Под влиянием архитектора Н. П. Краснова — автора проекта летней царской резиденции в Ливадии — дворец приобрел черты неоромантического стиля с элементами итальянского Ренессанса. Из Венеции были завезены терракотовые и мраморные львы (один из элементов фамильного герба Юсуповых), которых поставили во всех уголках поместья, были созданы многочисленные фонтаны, которые подпитывались горными ручьями.
Бурные события 1917 года почти не коснулись дворца. О его существовании в советское время знали лишь особо посвященные, принадлежавшие к партийной элите. Прославился дворец в 1945 году, когда во время Ялтинской конференции глав СССР, США и Англии стал резиденцией советской делегации во главе с И. В. Сталиным.
В 1917–1918 годы большая семья Юсуповых жила в Крыму, а в апреле 1919 года, когда приблизились войска красных, вместе с вдовствующей императрицей Марией Федоровной и оставшимися в живых членами династии Романовых на английском крейсере «Мальборо» она покинула Родину.
Из Крыма за границу бежали Ф. Ф. Юсупов-старший, его жена Зинаида Николаевна, Ф. Ф. Юсупов-младший, его жена Ирина Александровна и их четырехлетняя дочь. Надеялись, что временно, оказалось — навсегда.
Начались долгие годы изгнания, как впоследствии напишет Ф. Ф. Юсупов, «перипетии и терзания нашей жизни на чужой земле».
Из Крыма Юсуповы отплыли на Мальту, где стараниями британских властей крымским беженцам приготовили жилье. После Мальты Зинаида Николаевна и Ф. Ф. Юсупов-старший обосновались в Риме. Ирина Александровна и Ф. Ф. Юсупов-младший поселились сначала в Лондоне (для продолжения путешествия Феликсу Феликсовичу пришлось заложить Иринино брильянтовое колье), а потом перебрались в Париж.
О жизни русских эмигрантов в Италии Ф. Ф. Юсупов-младший в своих «Мемуарах» пишет так:
«В Риме, как и везде, положение большей части наших соотечественников было тяжелейшее. Моя мать собиралась организовать дом помощи беженцам по примеру нашего в Лондоне. Трудности возникли те же, то есть в основном денежные. Средств, какие могли собрать мы в Риме, не хватило бы. Надо было создавать в других городах комитеты по сбору пожертвований с дальнейшей отправкой в центр в Рим.
Взяв в помощники Федора, я отправился по итальянским городам, где надеялся на добрый прием. Таким он и был, особенно в Катанье. Тамошние жители не забыли еще самоотверженность русских моряков во время землетрясения, разрушившего Мессину в 1908 году».
В семье Юсуповых постоянно шли споры по поводу дальнейшего обустройства. Ф. Ф. Юсупов-старший надеялся вернуться в Россию. Зинаида Николаевна с сыном разубеждали его. В результате, когда пришло известие о полном и окончательном разгроме белых в Крыму, родители с внучкой остались в итальянской столице, где Зинаида Николаевна возглавила центральный комитет помощи русским беженцам.
Ф. Ф. Юсупов-младший вспоминает:
«Двери на родину для нас закрылись. Предстояло выбрать наконец место жительства. К русским повсюду относились враждебно. В изгнании это видеть было еще тяжелей. Личные связи и симпатии ничего не меняли. Белой армии более не существовало… Эмигранты большей частью ехали во Францию».
От былой роскоши очень скоро не осталось и следа. Ф. Ф. Юсупов-младший и за границей вел себя как русский барин. Он никогда не умел считать деньги и, хотя за границу он приехал не с пустыми руками, очень скоро все потратил.
В своих «Мемуарах» он пишет:
«Наше финансовое положение ухудшалось день ото дня. Американец, снимавший у нас виллу на Женевском озере, пожелал купить ее, матушка согласилась. Но дом был давно уж заложен, так что получили мы за него всего ничего. Остатки драгоценностей находились у ростовщиков или в Мон де Пьете, а квитанции от них — у кредиторов в качестве гарантии. В наличии одни долги да угроза потерять последние заложенные украшенья, а заодно и жемчужину «Перегрину», единственную, которую матушка любила и носила. Она считала ее талисманом и о том, чтобы продать ее, и слышать не хотела. Уже и сдача ее в залог вызвала скандал».
Его верный слуга Гриша, зная этот недостаток барина, прятал его деньги и хранил, а в результате под старость Феликс Феликсович «стал жить на сбережения своего верного Гриши».
Феликс Феликсович Юсупов-старший умер в Риме летом 1928 года, без мучений, до последней минуты сохранив ясность ума. Его похоронили на местном кладбище Тестаччо. После этого Зинаида Николаевна Юсупова переехала к сыну в Париж. Там она и скончалась 24 ноября 1939 года. Ее последнее пристанище — русское кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. Место это поэтическое: березы и вокруг — бескрайние пшеничные поля. Почти как в России…
В 1938 году княжна Ирина Феликсовна Юсупова, дочь Ф. Ф. Юсупова-младшего, вышла замуж за графа Николая Дмитриевича Шереметева, который был на одиннадцать лет старше ее и некоторое время работал в Париже водителем такси. Молодожены обосновались в Риме, где жили родители графа. Там в 1942 году родилась их дочь Ксения.
Граф Н. Д. Шереметев умер в феврале 1979 года, а его жена — в августе 1983 года.
Примерно за год до рождения внучки Юсуповы купили скромный домик на улице Пьер Герен в центре Парижа. Здесь они обустроили себе небольшое уютное жилище, которым до сей поры владеет Ксения Николаевна Юсупова-Шереметева.
В начале 1950-х гг. Ф. Ф. Юсупов-младший взялся за написание воспоминаний. Его первая книга «Конец Распутина» была опубликована еще в 1927 году. Теперь же он написал еще два тома «Перед изгнанием» и «В изгнании».
Воспоминания были изданы в Париже в 1952 году. В них Ф. Ф. Юсупов-младший писал:
«Покидая родину 13 апреля 1919 года, мы знали, что изгнание будет не меньшим из испытаний, но кто из нас мог предвидеть, что спустя тридцать два года ему все еще не будет видно конца».
Они так и не дождались конца изгнания: князь Феликс Феликсович умер 27 сентября 1967 года в возрасте 80 лет, княгиня Ирина Александровна — 26 февраля 1970 года в возрасте 74 лет. Они также обрели упокоение на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.
* * *
Их внучка Ксения впервые посетила родину предков лишь в 1991 году. В 2000 году указом президента Российской Федерации Ксении Николаевне Юсуповой-Шереметевой (в замужестве — К. Н. Сфири) было предоставлено российское гражданство.
В интервью, посвященному этому событию, она сказала:
— Я безумно люблю Россию, мой родной Петербург, который считаю самым красивым городом на земле, чувствую себя частичкой своей Родины. Мои родители никогда не отказывались от русского гражданства и не хотели принимать иностранное. Они так и умерли. А я получила греческое подданство, лишь когда вышла замуж за грека. Именно поэтому я и решила стать теперь гражданкой России, обратилась в посольство с просьбой выдать мне российский паспорт. В посольстве мне неожиданно сказали, что со мной хочет встретиться новый президент Владимир Путин. Что ж, я бы с удовольствием с ним познакомилась…
И их встреча состоялась в 2005 году во время проходившего в Москве Всемирного конгресса соотечественников, проживающих за рубежом. Эту встречу показывали по телевидению, и было видно, как Ксения Николаевна передала президенту какой-то конверт. В. В. Путин слегка растерялся от неожиданности, но конверт взял и машинально опустил его в карман пиджака.
В то время Ксения Николаевна жила в Афинах, где вышла замуж за грека Илиаса Сфири, а в конверте оказалась просьба о наследстве. Ксения Николаевна рассуждала так: живет она скромно (пенсия мужа — единственный источник их существования), а по юсуповской линии она осталась одна, и никаких других наследников больше нигде нет, так почему бы не попробовать вернуть себе хотя бы часть того, что было незаконно отобрано у ее богатейших предков в 1917 году…
Увы, просьба графини так и осталась без ответа.
* * *
Василий Иосифович Ромейко-Гурко родился в 1864 году и был сыном генерал-фельдмаршала И. В. Гурко. Он воспитывался в Пажеском корпусе; впоследствии окончил Николаевскую академию Генерального штаба. Службу будущий генерал начал в Лейб-гвардии Гродненском гусарском полку, где дослужился до командира эскадрона, затем состоял офицером для поручений и обер-офицером при командующем Варшавским военным округом. Во время Англо-бурской войны 1899–1900 гг. он состоял военным агентом при войсках буров. В 1900–1901 годах он служил в канцелярии Военно-ученого комитета, а в апреле — ноябре 1901 года был военным агентом в Берлине.
С февраля 1904 года В. И. Ромейко-Гурко исполнял обязанности штаб-офицера для поручений при генерал-квартирмейстере Маньчжурской армии. С марта 1905 года он командовал бригадой Урало-Забайкальской сводной казачьей дивизии, а с апреля 1906 года — бригадой 4-й кавалерийской дивизии.
В 1906–1911 годах он был председателем Военно-исторической комиссии по описанию Русско-японской войны, активно сотрудничал с тогдашним председателем думской комиссии государственной обороны А. И. Гучковым. С марта 1911 года генерал командовал 1-й кавалерийской дивизией.
С этой дивизией В. И. Ромейко-Гурко вступил в Первую мировую войну, где действовал в Восточной Пруссии в составе армии генерала П. К. Ренненкампфа.
В начале Первой мировой войны В. И. Ромейко-Гурко был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. Командуя 6-м армейским корпусом, он своими активными действиями вынудил германскую армию остановить наступление. В январе 1915 года, несмотря на возражения В. И. Ромейко-Гурко, не желавшего ненужной гибели войск, штаб фронта настоял на операции, в которой 6-й корпус потерял около 40 тысяч человек, не добившись значительных успехов. В конце мая — начале июня 1915 года генерал провел две операции на Днестре, в ходе которых расстроил два австро-венгерских корпуса и взял в плен свыше 13 тысяч солдат и офицеров противника. За эти действия В. И. Ромейко-Гурко был награжден орденом Святого Георгия 3-й степени, а в августе 1916 года он возглавил Особую армию, созданную на базе группы генерала В. М. Безобразова, в которую входили войска гвардии, 1-й и 30-й армейские корпуса, а также 5-й кавалерийский корпус. В сентябре армия была передана в состав Юго-Западного фронта, и на нее генералом А. А. Брусиловым было возложено нанесение главного удара на Ковель. Однако намеченное наступление было сорвано ударом германской группировки генерала фон Марвица, а потом из-за нехватки боеприпасов операция вообще была остановлена. Армия В. И. Ромейко-Гурко понесла очень большие потери.

 

Явление Христа Марии Магдалине после воскресения. Художник. АЛ. Иванов. 1835 г.
После этого во время отпуска по болезни генерала М. В. Алексеева, с 11 ноября 1916 года до 17 февраля 1917 года, В. И. Ромейко-Гурко исполнял обязанности начальника штаба Верховного главнокомандующего. На этом посту генерал проявил властный характер (в отличие от мягкого Алексеева) и активно противостоял попыткам союзников ускорить русское наступление. Он провел реорганизацию армии, состоявшую в том, что полки четырехбатальонного состава сведены в трехбатальонные, а из освободившихся четвертых батальонов были сформированы третьи дивизии корпусов.
В ноябре — декабре 1916 года тяжелые бои шли только на Румынском фронте на позициях 9-й и 4-й армий. На всем остальном фронте было относительно спокойно. При планировании кампании 1917 года В. И. Ромейко-Гурко разработал план, предусматривавший перенос стратегического решения на Румынский фронт и Балканы. При этом на Северном, Западном и Юго-Западном фронтах он хотел отказаться от масштабных операций. Однако, являясь лишь исполняющим обязанности начальника штаба, генерал не смог настоять на исполнении разработанного им плана, и прибывший в феврале М. В. Алексеев коренным образом изменил его.
После Февральской революции В. И. Ромейко-Гурко некоторое время командовал войсками Западного фронта, но потом, после обнародования в приказе по армии и флоту Декларации прав военнослужащих, он подал Верховному главнокомандующему и министру-председателю Временного правительства рапорт, что «снимает с себя всякую ответственность за благополучное ведение дела». За это указом Временного правительства от 22 мая 1917 года он был смещен с должности с запрещением назначать его на пост выше командира дивизии.
В июле 1917 года генерал был арестован и заключен в Петропавловскую крепость, но вскоре его освободили. Но в сентябре 1917 года по решению правительства он был выслан через Архангельск за границу, а 14 октября уволен со службы. В Белом движении эмигрировавший генерал участия не принимал. Он жил в Италии, занимал пост председателя Союза инвалидов и писал «Мемуары».
Скончался генерал от кавалерии В. И. Ромейко-Гурко в Риме в феврале 1937 года.
Его брат, Дмитрий Иосифович Ромейко-Гурко, тоже был боевым генералом и тоже вынужден был эмигрировать из России. Он умер в августе 1945 года в Париже.
* * *
Также в Риме в ноябре 1935 года умер генерал-майор Иван Петрович Астахов.
Он родился в 1863 году в станице Михайловская Хоперского округа Области войска Донского. В 1883 году он стал хорунжим в Донской артиллерии. После окончания Александровского военного училища он был произведен в полковники и в 1907 году командовал 7-й Донской казачьей батареей. В 1914 году И. П. Астахов выступил на фронт Первой мировой войны во главе 6-го Донского казачьего артиллерийского дивизиона. На войне он стал Георгиевским кавалером (за бой в районе Ситно 18 августа 1914 года, во время которого благодаря умелому руководству им огнем казачьих батарей была разгромлена австрийская бригада и взяты многочисленные пленные). В 1916 году И. П. Астахова произвели в генерал-майоры и назначили командиром 38-й артиллерийской бригады. В июне 1917 года он был избран Большим Войсковым Крутом на должность начальника Донской артиллерии.
В 1918 году генерал был участником Степного похода, операции «Отряда вольных донских казаков», то есть формирований, не покинувших Донскую область после ухода Добровольческой армии генерала Л. Г. Корнилова на Кубань. В этом походе И. П. Астахов сохранил кадры донских артиллеристов и во время Общедонского восстания в апреле 1918 года начал формирование партизанских артиллерийских частей. При атамане П. Н. Краснове в мае 1918 года он вышел в отставку из-за разногласий с ним.
С 1920 года генерал находился в эмиграции. Осев в Италии вместе с женой А. П. Астаховой и сыном П. И. Астаховым, он стал почетным членом Союза донских артиллеристов.
Его сын, Петр Иванович Астахов, родившийся в 1895 году, также умер в Риме в январе 1933 года. Он был войсковым старшиной Войска Донского (майором), командиром легкого бронепоезда «Атаман Богаевский».
Александра Петровна Астахова (урожденная Суворова) умерла в Риме в июне 1926 года.
Вся семья Астаховых похоронена на римском кладбище Тестаччо. Родители: И. П. Астахов и А. П. Астахова (похоронены рядом с сыном).
* * *
Также в Риме, на кладбище Тестаччо, похоронен контр-адмирал Леонид Леонтьевич Иванов, умерший в декабре 1940 года.
Он родился в 1875 году, окончил Морской кадетский корпус. Во время Русско-японской войны он участвовал на крейсере «Диана» в обороне Порт-Артура, а потом вместе с крейсером сумел прорваться к Сайгону. В 1905 году он стал флагманским артиллерийским офицером Штаба начальника Отдельного отряда судов охраны вод Уссурийского края. В 1909–1911 гг. он командовал миноносцем «Сметливый», в 1911 году — эсминцем «Мощный», в 1911–1914 гг. — эсминцем «Эмир Бухарский».
В 1915–1916 гг. Л. Л. Иванов командовали на Балтике линкором «Севастополь», а потом был начальником бригады крейсеров Черного моря. В июле 1917 года он был произведен в контр-адмиралы.
Во время Гражданской войны Л. Л. Иванов воевал на стороне белых, командовал флотилией Северного-Ледовитого океана. После Гражданской войны он находился в эмиграции и после длительных скитаний осел в Италии.
В одной могиле с ним похоронена вдова контр-адмирала Л. Л. Иванова, Мария Семеновна Иванова (урожденная Говалова), умершая в Риме в декабре 1952 года.
* * *
В 1927 году в Италии скончался барон Николай Александрович Врангель, родившийся в Стрельне под Санкт-Петербургом в семье дипломата А. Е. Врангеля, в 1897–1906 гг. посланника России в Саксонии.
Интересно отметить, что дед Н. А. Врангеля, Егор Ермолаевич, был женат на Дарье Александровне фон Траубенберг, правнучке А. П. Ганнибала, троюродной сестре А. С. Пушкина.
Кстати сказать, знаменитый «Черный барон» Петр Николаевич Врангель, один из вождей Белого движения, был родственником Н. А. Врангеля: их отцы Николай и Александр были родными братьями, сыновьями Егора Ермолаевича Врангеля.
После окончания Александровского лицея Н. А. Врангель служил в Лейб-гвардии Конном полку, дослужился до полковника, был адъютантом Великого князя Михаила Александровича, командовал Иркутским гусарским полком, был произведен в генерал-майоры.
После революции Н. А. Врангель находился в эмиграции. Жизнь его оборвалась в Риме (по некоторым данным, он покончил жизнь самоубийством).
* * *
Помимо вышеназванных военачальников в Риме скончались Георгиевские кавалеры генерал-лейтенант Александр Алексеевич Карнеев (в 1940 году) и генерал-майор Павел Павлович Богаевский (в 1961 году). Последний похоронен на кладбище Тестаччо вместе с женой — Евгенией Михайловной Богаевской (умерла в 1979 году).
В городе Бари скончались генерал-от-инфантерии Леопольд Фридрихович фон дер Бринкен (в 1925 году) и генерал-майор Владимир Тимофеевич Матвеев (в 1924 году).
30 апреля 1945 года, во время отступления в Австрию был убит на дороге на Вилла-Сантино донской генерал-майор Федор Васильевич Дьяконов, присоединившийся к находившемуся в Италии Казачьему стану.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.