Папство и империя

.

Возвращаясь теперь к папству, вспомним, что мы уже видели, насколько в начале рассматриваемого периода этот институт был продажен, сделавшись наследственным леном римской аристократии. Однако в течение XI века, начиная с благочестивого Льва IX, принявшего сан в 1049-м с помощью императора Генриха III, папы вели борьбу за реформу церкви. Целью было очистить католичество от его мирских связей и восстановить религиозное доверие к папству, запретив священникам жениться, а также прекратив продажу церковных должностей (симонию).

Кроме того, преобразователи стремились к установлению централизованной власти папства над церковью в мировом масштабе, сделав епископов и других высоких церковных должностей по всей Западной империи подотчетными напрямую папам, — честолюбивый замысел, возникший под влиянием наследия Римской империи классических времен. Это привело пап к столкновению с Западной империей, которая увидела в названных изменениях вызов собственному политическому авторитету. Последовала долгая и сложная борьба папства с империей.
Главным пунктом этой борьбы стал так называемый вопрос об инвеституре, то есть о том, кто должен назначать церковных иерархов, включая самого папу. Установление права кардиналов избирать папу в 1059 году стало большим шагом вперед для реформаторов, нашедших мощного сторонника в лице ставленника Льва IX — Гильдебранда, который сначала служил архидиаконом в Риме, а затем был избран папой в 1073 году и вошел в историю как Григорий VII. После своей инвеституры (принятия сана) Григорий VII повел наступление против императора Генриха IV, выпустив в 1075-м указ, запрещавший мирскую инвеституру, и отлучив в следующем году императора от церкви. Затем он насыпал соли на императорские раны, заставив его просить отпущения грехов три дня зимой во дворе Каносского замка, где Григорий VII гостил у графини Тосканской Матильды. Однако Генрих IV отплатил за свое тяжкое и бесчестящее унижение, заставив германских епископов избрать антипапу, архиепископа Равеннского Виберто ди Парма, который стал Климентом III. Затем император ворвался в Рим в 1084 году, низложил Григория VII и повелел антипапе увенчать его императорской короной (Григорий умер годом позже в изгнании в Салерно). Рим и его жители по этому случаю терпели обычную долю сторонних наблюдателей и невинных жертв, — город то и участь подвергался разграблениям и разгромам со стороны германцев и норманнов, приходивших на помощь Григорию.
В конце концов этот инцидент оказался лишь временным препятствием на пути преобразователей церкви. Престиж папства был восстановлен папой Урбаном II (1088–1099), который помог собрать первый Крестовый поход против мусульман, и в 1122 году реформаторы во главе с папой Каликстом II (1119–1124) добились существенных уступок от императора Генриха V в форме Вормского конкордата, решившего вопрос об инвеститурах во многом в пользу папства. Политическая и духовная власть церкви после этой победы стала расти, достигнув пика при папе Иннокентии III (1198–1216), который благодаря таланту политика и мастерству тонкой интриги сумел создать Папское государство (известно также как Папская область). Он стравил Филиппа Швабского Гогенштауфена и Оттона Брунсвикского, двух претендентов на императорский венец, получив согласие Оттона на папское владение большей частью южной центральной Италии в обмен на поддержку его притязаний. Когда Оттон завладел престолом и вполне предсказуемо не сдержал обещания, Иннокентий устроил так, чтобы Фридриха, ставшего позднее императором Фридрихом II, избрали королем Римским, в обмен на обещание последнего уважать власть папы в Папском государстве и поддерживать независимость королевства Сицилийского.
После смерти Иннокентия III Фридрих II, будучи человеком разносторонне одаренным и известным своим современникам как «stupor mundi» («чудо света»), попытался как можно шире распространить свое влияние на полуострове, что вызвало 30-летнюю борьбу между императором и папами Гонорием III (1216–1227), Григорием IX (1227–1241) и Иннокентием IV (1241–1261). Смерть Фридриха II в 1250 году ускорила закат императорской власти в Италии; возможным наследником престола был незаконный сын Фридриха Манфред, сидевший на сицилийском престоле, пока папой Урбаном IV (1261–1264) не стал француз и не предложил Карлу Анжуйскому императорскую корону. Несмотря на некоторые опасения, тот воспользовался удобным случаем и вторгся в Италию, чтобы принять сицилийскую корону после гибели Манфреда в битве при Беневенто в 1266 году. Затем он укрепил свое положение, отразив контратаку шестнадцатилетнего внука Фридриха II Конрадина в битве при Тальякоццо в 1268 году, и повелел обезглавить германского принца в Неаполе. Гибель Конрадина является историческим рубежом, поскольку она стала концом династии Гогенштауфенов и утвердила Францию в качестве преобладающей иноземной державы в Италии. Какой бы ни была власть Анжуйской династии, сильной или слабой, она уступила контроль над Сицилией испанцам в 1282 году, когда оскорбление французскими солдатами женщины, идущей в палермскую церковь, послужило поводом для стихийных бунтов, которыми воспользовался Педро Арагонский, захвативший остров с помощью сильного флота.
Интересной особенностью этого этапа итальянской истории стало возникновение раннего типа партийной политики в форме часто упоминаемого разделения на гвельфов и гибеллинов. В сущности, гвельфы были сторонниками папства против империи, а гибеллины поддерживали императорскую власть, чьим символом первоначально был Фридрих II. Это разделение, надо сказать, в основном затронувшее аристократию, раскололо Италию пополам, а города придерживались той или иной линии в зависимости от понимания собственных интересов. В период правления Манфреда первенствовали гибеллины, а его падение знаменовало победу гвельфов, и так далее. Как часто случается, изначальные причины со временем отошли в тень, но разделение осталось и сделалось важной отличительной чертой политической жизни Италии этого периода.
Стоит ли говорить, что не все было так просто. Во Флоренции, например, гвельфы, прочно стоявшие у власти после битвы при Беневенто, в свою очередь раскололись на две партии (белых и черных). Белыми были аристократы под предводительством семьи Черки, стремившиеся согласоваться с чаяниями пополанов во Флорентийской коммуне. Против них встали так называемые черные, неуступчивые, воинствующие консерваторы с Корсо Донати во главе, не желавшие никаких сделок с народом.
Именно поддержка партии черных во Флоренции внесла свой вклад в низложение папы Бонифация VIII (1294–1303) и в последний важный процесс этого раннесредневекового периода: падение средневекового папства. Бонифаций был еще одним папой с политическими амбициями в духе Гильдебранда, но при ощутимой нехватке политических умений он умудрился отвратить от себя большую часть итальянской общественности. Данте, принадлежавший к партии белых и изгнанный Бонифацием из Флоренции, помещает его в аду и глумится над ним в «Божественной комедии». Флорентийская коммуна очень строго поставила Бонифация на место, велев не вмешиваться во внутренние дела города. Он также встретил решительное сопротивление со стороны гибеллинской семьи Колонна, чей замок в Палестрине разрушил; со стороны монахов-францисканцев, считавших его еретиком; со стороны испанского короля Фридриха Сицилийского, которого он пытался изгнать с острова с помощью французских войск во главе с Карлом Валуа. Военный поход последнего закончился поражением, и Бонифаций был вынужден принять Кальтабелоттский трактат в 1302 году и признать Фридриха королем. После этого французский король Филипп IV воспользовался слабостью Бонифация и послал своего канцлера Гильома Ногаре в Италию, чтобы объединить противников папы, и велел арестовать его в Ананьи в 1303 году. После смерти Бонифация в том же году папским саном был облечен француз из Гаскони, ставший Климентом V; он перенес папский престол из Рима в Авиньон, где тот оставался в течение более семидесяти лет. Так закончилось сложная, даже смутная, но неизменно красочная эпоха итальянской истории.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.