ИТАЛЬЯНСКАЯ АРМИЯ В СЕВЕРНОЙ АФРИКЕ, 1941–1943 гг

.

После вступления в кампанию в феврале 1941 г. немецкого Африканского корпуса (Deutsches Afrika Korps) генерала (позднее генерал-фельдмаршала) Роммеля роль итальянской армии в сражении за Северную Африку неизбежно должна была измениться. Несмотря на свое формальное подчинение итальянскому высшему командованию, сохранявшемуся до декабря 1941 г., немцы, со дня своего прибытия и до окончательного поражения «оси» в Тунисе в мае 1943 г., доминировали, хотя по количеству живой силы итальянцы продолжали удерживать первенство. К Роммелю постепенно переходило непосредственное командование итальянскими частями — сперва только мобильными соединениями XX корпуса, затем — всей армией. Кроме очевидного превосходства по уровню и по качеству немецкого снаряжения, негласно признавалось также старшинство Африканского корпуса и в штабной работе.


Как и на всех остальных театрах военных действий, где ей приходилось сражаться, итальянская армия особенно сильно страдала от отсутствия мобильности и не отвечающей современным требованиям системы командования и контроля. Нехватка автотранспорта делала итальянские пехотные подразделения крайне статичными, лишала гибкости при развертывании, что так необходимо при военных действиях в пустыне. Итальянское Верховное командование (Commando Supremo) с маниакальным упорством стремилось увеличить численность войск даже при очевидной бесполезности больших, малоподвижных подразделений в Северной Африке. В июле 1942 г. Верховное командование планировало к 150 000 солдат уже находившимся в Северной Африке направить еще 67 000 пехотинцев.
(С другой стороны, Верховное командование было абсолютно право, когда в 1942 г. оказывало давление на немцев — повторно, но безрезультатно, — чтобы те провели операцию по захвату Мальты. Аэродромы и военно-морская база острова являлись ключом к жизненно важному пути через Средиземное море. Когда осенью того же года британцы перерезали этот путь, ущерб ощутили обе армии — и итальянская, и германская.)
Настоящим шоком явилось для итальянцев катастрофическое поражение в Ливии от сильно уступавших по численности, но превосходивших по экипировке, подготовке и управлению сил противника. Как и в Греции, они поверили заявлениям пропаганды о неизбежности победы фашистов. Теперь, столкнувшись с реальностью, многие итальянские солдаты окончательно лишились иллюзий. Чувство собственной неполноценности, как по сравнению с врагами, так и с союзниками-немцами, не покидало их до конца кампании. Письмо, отправленное домой одним из солдат, хорошо передает эти ощущения: «Мы пытаемся вести войну так, будто это колониальная война в Африке. Но это — европейская война в Африке. Она ведется европейским оружием против врага-европейца. Мы придаем этому так мало значения, когда строим наши каменные форты и экипируем себя с такой роскошью. Мы не с эфиопами сейчас сражаемся!»
Структура моторизованной пехотной дивизии, 1940 г.
2 пехотных полка
по 2 батальона каждый
Полк берсальеров
2 батальона, рота поддержки и мотоциклетная рота
Артиллерийский полк
Пулеметный батальон
Саперный батальон
10 500 военнослужащих всех рангов
168 ручных пулеметов
90 станковых пулеметов
56×45-мм минометов
12Х81-мм минометов
12×47-мм противотанковых орудий
24×75-мм, 12Х100-мм орудий
531 автомобиль, 1170 грузовиков
48 тракторов

Старший сержант (на переднем плане) и солдаты 5-го берсальерного полка танковой дивизии «Чентауро» рядом со своим 20-мм противотанковым орудием «Золотурн» на позиции, вырытой в каменистой почве Ливии. Похоже, что им недавно выдали новую униформу. Тропические шлемы образца 1935 г. несут на себе большие трехцветные национальные кокарды, на которых размещается латунная эмблема корпуса. В небольшом кармашке с правой стороны шлема закреплены петушиные перья. Защитные очки данного образца начали выпускаться во время эфиопской кампании.
Безусловно, личная отвага не знает границ. Существует множество зафиксированных примеров героизма итальянских солдат, которым зачастую противостоял значительно лучше вооруженный противник. Но, как и во всех армиях, качество подразделения в значительной мере зависит от качества его руководства. В некоторых подразделениях офицеры не пользовались доверием своих солдат. Это доверие могло возникнуть лишь вместе с чувством товарищества, основанного на совместном преодолении опасностей и трудностей военной жизни. (Немцы из DAK были поражены тем, например, что у итальянцев существуют различия в продовольственных пайках. Офицеры питались лучше своих подчиненных, а также имели преимущество при раздаче продуктов.) При лучшем руководстве итальянские подразделения и сражались лучше, и мастерство их в ходе кампании значительно возросло. Однако командование Африканского корпуса упорно рассматривало их как войска второго сорта и отводило им второстепенную роль. Это имело тяжелые последствия как для морального состояния, так и для эффективности итальянской армии.
Как и на других фронтах, действия в бою элитных частей, таких как берсальеры, танковые и парашютные подразделения, одинаково впечатляли как врагов, так и союзников. Однако пехотные части, составлявшие основную массу войска, редко поднимались до такого уровня. Более мелкие подразделения — например, саперно-штурмовой 31-й батальон Гвастатори — в бою были неподражаемы. Эти небольшие отряды, с офицерами, преданными всей душой своему подразделению, были лучше натренированы и экипированы, чем большинство остальных итальянских пехотных частей.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.